Золото партии.

В первые месяцы после Гражданской войны, одновременно с поисками хлеба насущного, ЦК РКП(б) занялся не совсем обычным делом - формированием исследовательского центра. Это учреждение создавалось под руководством известного большевика Д.Б.Рязанова. Сначала это были Курсы марксизма при Социалистической академии, учрежденные по решению X съезда РКП(б). Однако по мере накопления литературы временное учебное заведение превратилось в исследовательский центр с богатейшей библиотекой.Уже на XI съезде в 1922 году Рязанов сообщил о впечатляющих результатах. При его участии при Социалистической академии были образованы "кабинет внешней политики и мировой войны, кабинет экономики, кабинет рабочего вопроса, кабинет идеологии и обширнейший кабинет по изучению истории русского революционного движения."Рязанов отказался от предложения создать Музей Маркса. Вместо этого, он взялся за формирование Института Маркса и Энгельса "научно-исследовательского типа". Без ложной скромности Рязанов говорил, что ""нигде во всем мире вы не найдете такого полного собрания всех оригиналов Маркса, Энгельса и Лассаля, как теперь в Москве. Там, где не удалось получить оригинал, я заменил его фотографией, и мы имеем теперь богатейшее собрание фотографий с рукописями, с редкими статьями".Ознакомившись с разместившейся в небольших комнатках библиотекой, корреспондент "Франкфуртер Цейтунг" Шотхефер писал: "Кто захочет изучать в будущем историю социального движения, тому придется поехать в Москву".Д.Б.Рязанов на съезде кратко описал собрания литературы по крупнейшим европейским странам: "Я должен сказать товарищам, что уже в прошлом году наш английский кабинет не уступал лучшим учреждениям Лондона, теперь мы можем сказать, что для изучения английской революции XVII столетия, для изучения первой половины XIX столетия английской истории социализма, истории рабочего движения, мы имеем богатейшее литературное собрание... во французском кабинете они найдут то, о собрании чего Французская [коммунистическая] партия даже не мечтала, но что у нас имеется собранным в одном месте. По отношению к германскому кабинету мы можем дать тысячу очков вперед не только Независимой партии, но даже шейдемановцам."Рязанов рассказывал делегатам съезда о том, как были куплены "библиотеки по истории социализма и коммунизма, составленные библиотекарем Штамгамером на основании каталога двух библиотек. Одну не удалось купить, потому что она закреплена за Венским университетом. Другую, несравненно более богатую, результат почти сорокалетней работы двух коллекционеров, мне удалось купить. К ней я присоединил еще великолепную библиотеку известного экономиста и историка социализма проф. Карла Грюнберга [1861-1940], и теперь мы имеем соединение двух лучших частных библиотек по истории социализма во всем мире."Речь шла не только о марксистской литературе. Рязанов говорил: "Вы найдете такое богатое собрание литературы по анархизму, которое возрадовало бы сердце самого заядлого анархиста, ибо в такой полноте вы не найдете его нигде в Европе."В кабинете по истории философии в Москве собирались произведения, о которых даже не мечтали гегельянцы. Упоминалась совсем необычная библиотека: "Мы имеем, между прочим, лучшую в Германии коллекцию сочинений Фихте, которая прежде принадлежала Виндельбанду и которая в то же время является прекрасным пособием вообще для истории немецкой философии в первую треть XIX столетия."Кроме литературы в будущем исследовательском центре собирались "коллекции портретов, гравюр, прокламаций по истории социализма и рабочего движения в самых различных странах". Все эти ценности находились в здании, полученном "в достаточно запакощенном виде". Мебель закупалась с трудом. Лампочки приходилось "экспроприировать". И всё-таки Институт Маркса и Энгельса был создан.Сто лет спустя, конечно, никто не осмелился содержать учреждение социалистической направленности. Материалы, собиравшиеся Рязановым, его сотрудниками и преемниками, стали в 1992 году частью Государственной общественно-политической библиотеки, а с 2014 года - Центра социально-политической истории при Государственной публичной исторической библиотеке. Непосредственные хранители этих коллекций понимают значение этого наследия и не задают вопросов о том, куда делось "золото партии". Оно просто лежит у них на полках.

Золото партии.
В первые месяцы после Гражданской войны, одновременно с поисками хлеба насущного, ЦК РКП(б) занялся не совсем обычным делом - формированием исследовательского центра. Это учреждение создавалось под руководством известного большевика Д.Б.Рязанова. Сначала это были Курсы марксизма при Социалистической академии, учрежденные по решению X съезда РКП(б). Однако по мере накопления литературы временное учебное заведение превратилось в исследовательский центр с богатейшей библиотекой.Уже на XI съезде в 1922 году Рязанов сообщил о впечатляющих результатах. При его участии при Социалистической академии были образованы "кабинет внешней политики и мировой войны, кабинет экономики, кабинет рабочего вопроса, кабинет идеологии и обширнейший кабинет по изучению истории русского революционного движения."Рязанов отказался от предложения создать Музей Маркса. Вместо этого, он взялся за формирование Института Маркса и Энгельса "научно-исследовательского типа". Без ложной скромности Рязанов говорил, что ""нигде во всем мире вы не найдете такого полного собрания всех оригиналов Маркса, Энгельса и Лассаля, как теперь в Москве. Там, где не удалось получить оригинал, я заменил его фотографией, и мы имеем теперь богатейшее собрание фотографий с рукописями, с редкими статьями".Ознакомившись с разместившейся в небольших комнатках библиотекой, корреспондент "Франкфуртер Цейтунг" Шотхефер писал: "Кто захочет изучать в будущем историю социального движения, тому придется поехать в Москву".Д.Б.Рязанов на съезде кратко описал собрания литературы по крупнейшим европейским странам: "Я должен сказать товарищам, что уже в прошлом году наш английский кабинет не уступал лучшим учреждениям Лондона, теперь мы можем сказать, что для изучения английской революции XVII столетия, для изучения первой половины XIX столетия английской истории социализма, истории рабочего движения, мы имеем богатейшее литературное собрание... во французском кабинете они найдут то, о собрании чего Французская [коммунистическая] партия даже не мечтала, но что у нас имеется собранным в одном месте. По отношению к германскому кабинету мы можем дать тысячу очков вперед не только Независимой партии, но даже шейдемановцам."Рязанов рассказывал делегатам съезда о том, как были куплены "библиотеки по истории социализма и коммунизма, составленные библиотекарем Штамгамером на основании каталога двух библиотек. Одну не удалось купить, потому что она закреплена за Венским университетом. Другую, несравненно более богатую, результат почти сорокалетней работы двух коллекционеров, мне удалось купить. К ней я присоединил еще великолепную библиотеку известного экономиста и историка социализма проф. Карла Грюнберга [1861-1940], и теперь мы имеем соединение двух лучших частных библиотек по истории социализма во всем мире."Речь шла не только о марксистской литературе. Рязанов говорил: "Вы найдете такое богатое собрание литературы по анархизму, которое возрадовало бы сердце самого заядлого анархиста, ибо в такой полноте вы не найдете его нигде в Европе."В кабинете по истории философии в Москве собирались произведения, о которых даже не мечтали гегельянцы. Упоминалась совсем необычная библиотека: "Мы имеем, между прочим, лучшую в Германии коллекцию сочинений Фихте, которая прежде принадлежала Виндельбанду и которая в то же время является прекрасным пособием вообще для истории немецкой философии в первую треть XIX столетия."Кроме литературы в будущем исследовательском центре собирались "коллекции портретов, гравюр, прокламаций по истории социализма и рабочего движения в самых различных странах". Все эти ценности находились в здании, полученном "в достаточно запакощенном виде". Мебель закупалась с трудом. Лампочки приходилось "экспроприировать". И всё-таки Институт Маркса и Энгельса был создан.Сто лет спустя, конечно, никто не осмелился содержать учреждение социалистической направленности. Материалы, собиравшиеся Рязановым, его сотрудниками и преемниками, стали в 1992 году частью Государственной общественно-политической библиотеки, а с 2014 года - Центра социально-политической истории при Государственной публичной исторической библиотеке. Непосредственные хранители этих коллекций понимают значение этого наследия и не задают вопросов о том, куда делось "золото партии". Оно просто лежит у них на полках.