Поддавки. Октябрь 1919 года.

Угроза, созданная на подступах к Петрограду действиями генералов Родзянко и Юденича, была следствием серьёзных просчётов, допущенных командованием 7-й армии. В конце концов, численность Северо-Западной армии белых была не настолько велика (даже с эстонскими партнёрами), чтобы их нельзя было остановить наличными силами.Во всяком случае, при некотором усилении 7-й армии удар Юденича можно было отразить. Дивизия в Луге и дивизия на станции Струги Красные (Струги Белая) вполне выдержали бы натиск белых. А если бы на "танкоопасных" направлениях оказались артдивизионы, то эффект от танковых атак был бы сведен к минимуму.Конечно, на ход боев в какой-то мере повлияли частые перестановки командармов, когда в течение месяца Матиясевича сменил Харламов, а того - Надёжный. Каждый из этих военачальников имел большой боевой опыт и справился бы с задачей обороны Петрограда. То есть, элементарная преемственность командования позволила бы действовать спокойнее и последовательнее.Следствием успешной обороны станции Струги Красные стал бы отход 2-го корпуса Юденича к Ивангороду. Максимум, чего могли бы добиться белые в этом случае, это - захват Ямбурга, после которого наступление захлебнулось. Без продвижения к югу Юденич не смог бы прикрыть правый фланг своей группировки.Другим ключевым рубежом была Луга, удержание которой положило бы конец попыткам Северо-Западной армии продвинуться к Петрограду. Белые, конечно, могли обойти этот узел, но для этого требовались резервы, которых у них не было. Можно было задержать Юденича и возле Гатчины, но это мало что меняло и по времени, и по степени продвижения.Любая остановка белых на пути к Петрограду означала для них неминуемый разгром. Юденич, как хищник, выживал за счёт мобильности. При этом двигаться ему следовало только вперёд. Отступление к эстонской границе было смертным приговором для Северо-Западной армии.

Поддавки. Октябрь 1919 года.
Угроза, созданная на подступах к Петрограду действиями генералов Родзянко и Юденича, была следствием серьёзных просчётов, допущенных командованием 7-й армии. В конце концов, численность Северо-Западной армии белых была не настолько велика (даже с эстонскими партнёрами), чтобы их нельзя было остановить наличными силами.Во всяком случае, при некотором усилении 7-й армии удар Юденича можно было отразить. Дивизия в Луге и дивизия на станции Струги Красные (Струги Белая) вполне выдержали бы натиск белых. А если бы на "танкоопасных" направлениях оказались артдивизионы, то эффект от танковых атак был бы сведен к минимуму.Конечно, на ход боев в какой-то мере повлияли частые перестановки командармов, когда в течение месяца Матиясевича сменил Харламов, а того - Надёжный. Каждый из этих военачальников имел большой боевой опыт и справился бы с задачей обороны Петрограда. То есть, элементарная преемственность командования позволила бы действовать спокойнее и последовательнее.Следствием успешной обороны станции Струги Красные стал бы отход 2-го корпуса Юденича к Ивангороду. Максимум, чего могли бы добиться белые в этом случае, это - захват Ямбурга, после которого наступление захлебнулось. Без продвижения к югу Юденич не смог бы прикрыть правый фланг своей группировки.Другим ключевым рубежом была Луга, удержание которой положило бы конец попыткам Северо-Западной армии продвинуться к Петрограду. Белые, конечно, могли обойти этот узел, но для этого требовались резервы, которых у них не было. Можно было задержать Юденича и возле Гатчины, но это мало что меняло и по времени, и по степени продвижения.Любая остановка белых на пути к Петрограду означала для них неминуемый разгром. Юденич, как хищник, выживал за счёт мобильности. При этом двигаться ему следовало только вперёд. Отступление к эстонской границе было смертным приговором для Северо-Западной армии.