Поддавки. Март 1919 года.

Среди международных уступок, сделанных большевиками в 1918-1921 годах, обычно выделяют Брестский договор. "Похабный" мир с Германией и ее союзниками действительно был тяжелым испытанием для страны Советов. Однако на практике правительству РСФСР в ходе Гражданской войны приходилось неоднократно идти на уступки, чтобы вырвать долгожданную "мирную передышку".Более того, одно из соглашений по тяжести могло соперничать с Брестским миром. Это "мирное предложение" было составлено в марте 1919 года представителем Антанты Уильямом Буллитом. Однако большевики подписали этот документ, рассчитывая относительно бескровно прекратить интервенцию.В реальности проект Буллита был отвергнут лидерами Антанты. Но почему бы не предположить, что Ллойд Джордж и его коллеги решили сэкономить на военных расходах и прекратить интервенцию. Остальное зависело от умения большевиков использовать создавшееся положение.Можно предположить, что соглашение с Буллитом было утверждено лидерами Антанты в самом конце марта. Еще некоторое время ушло бы на передачу приказов войскам об эвакуации.На самом деле, Антанта без больших сожалений ушла из Причерноморья. В апреле 1919 года черноморские порты перешли под контроль Советской Украины. Несложно представить, что уход англичан из Архангельска и Мурманска в мае-июне того же года привел бы к распаду армии Миллера уже в августе. Такой финал безусловно упростил бы эвакуацию белогвардейцев из Архангельска без ледоколов, но мог и осложнить это бегство, если бы на севере к восстанию присоединились экипажи судов.Определённые сложности для красных возникли в рамках борьбы против Колчака, который продолжил бы свое наступление, несмотря на лёгкие увещевания Антанты. Разгром колчаковцев проходил бы в тех же условиях, а вот продолжать контрнаступление в Сибири красным не позволили бы требования интервентов. Но ведь в проекте Буллита никто не ограничивал права народов, если они "сами пожелают переменить правительство". Многочисленные партизанские отряды договоры с Антантой не подписывали и могли действовать по своему усмотрению.Несложно предположить, что эвакуация чехословацких полков из Сибири резко ослабила тыл Колчака, где развернулось полномасштабное восстание. Одновременно в стиле Дальневосточной республики некоторые регулярные части РККА быстро превратились в повстанческие и начали гнать колчаковцев в Зауралье. В зависимости от степени деморализации сторонников омского правителя все могло закончиться уже в октябре-декабре 1919 года. На Дальнем Востоке эвакуация белочехов и японцев окончательно подорвала бы позиции белых, и уже к середине 1920 года над Владивостоком развевался флаг РСФСР.Деникину пришлось бы воевать без импортных танков и самолетов. Возможно, из-за этого для белых штурм Царицына оказался бы менее успешным. Замедлилось бы немного продвижение и на харьковском направлении. Скорее всего, в этих условиях деникинское наступление захлебнулось на подступах к Курску. Контрудар Южного фронта с учетом подкреплений, переброшенных с других фронтов, позволил бы Конармии достигнуть Ростова на пару месяцев раньше. Деморализация среди казаков заставила бы Деникина уже в январе оставить Новороссийск, а возможно - и Крым.Договор с Буллитом создал бы для красных определённые сложности в Прибалтике. О наступлении в Эстонии можно было забыть. Но, с другой стороны, поддержка Родзянко и Юденича была бы затруднена. Скорее всего, без прямой поддержки Антанты эстонское правительство заключило бы мирный договор с РСФСР уже летом 1919 года. В двусмысленном положении оказались бы прогерманские группировки в Латвии. Не исключено, что в новой обстановке Рига осталась бы советским городом.Что касается Польши, то ее правительство постаралось бы добиться максимального расширения своей территории за счет Белоруссии и Украины. Однако в условиях незаинтересованности Антанты в продолжении войны против РСФСР, Варшава согласилась бы на мир уже осенью 1919 года. Советско-польская граница по этому договору могла пройти немного западнее реальной линии 1921 года.Положение в Закавказье под давлением Антанты выглядело бы немного иначе. Можно допустить, что блиц-переворот в Баку повторился бы в мае 1920 года. При этом, Армения и Грузия, остались бы под властью дашнаков и меньшевиков. Правда, если бы правительство Армении решилось на войну с Турцией, то ей пришлось бы пережить кризис осени 1920 года с тем же исходом. В Средней Азии все шло бы своим чередом.Разумеется, выгоды от более раннего мира сочетались бы с выполнением обязательств по выплате старых долгов странам Антанты или, как выразился Ленин, "уплатой дани". Можно не сомневаться, что Совнарком смог бы поторговаться с президентом Вильсоном в вопросе: "сколько фунтов нашего мяса желаете вы получить?" Наверняка РСФСР пришлось бы уступить Антанте в отношении концессий. Впрочем, подыгрывать большевикам в этом вопросе было бы излишним. Они находили выход и из более сложных положений.

Поддавки. Март 1919 года.
Среди международных уступок, сделанных большевиками в 1918-1921 годах, обычно выделяют Брестский договор. "Похабный" мир с Германией и ее союзниками действительно был тяжелым испытанием для страны Советов. Однако на практике правительству РСФСР в ходе Гражданской войны приходилось неоднократно идти на уступки, чтобы вырвать долгожданную "мирную передышку".Более того, одно из соглашений по тяжести могло соперничать с Брестским миром. Это "мирное предложение" было составлено в марте 1919 года представителем Антанты Уильямом Буллитом. Однако большевики подписали этот документ, рассчитывая относительно бескровно прекратить интервенцию.В реальности проект Буллита был отвергнут лидерами Антанты. Но почему бы не предположить, что Ллойд Джордж и его коллеги решили сэкономить на военных расходах и прекратить интервенцию. Остальное зависело от умения большевиков использовать создавшееся положение.Можно предположить, что соглашение с Буллитом было утверждено лидерами Антанты в самом конце марта. Еще некоторое время ушло бы на передачу приказов войскам об эвакуации.На самом деле, Антанта без больших сожалений ушла из Причерноморья. В апреле 1919 года черноморские порты перешли под контроль Советской Украины. Несложно представить, что уход англичан из Архангельска и Мурманска в мае-июне того же года привел бы к распаду армии Миллера уже в августе. Такой финал безусловно упростил бы эвакуацию белогвардейцев из Архангельска без ледоколов, но мог и осложнить это бегство, если бы на севере к восстанию присоединились экипажи судов.Определённые сложности для красных возникли в рамках борьбы против Колчака, который продолжил бы свое наступление, несмотря на лёгкие увещевания Антанты. Разгром колчаковцев проходил бы в тех же условиях, а вот продолжать контрнаступление в Сибири красным не позволили бы требования интервентов. Но ведь в проекте Буллита никто не ограничивал права народов, если они "сами пожелают переменить правительство". Многочисленные партизанские отряды договоры с Антантой не подписывали и могли действовать по своему усмотрению.Несложно предположить, что эвакуация чехословацких полков из Сибири резко ослабила тыл Колчака, где развернулось полномасштабное восстание. Одновременно в стиле Дальневосточной республики некоторые регулярные части РККА быстро превратились в повстанческие и начали гнать колчаковцев в Зауралье. В зависимости от степени деморализации сторонников омского правителя все могло закончиться уже в октябре-декабре 1919 года. На Дальнем Востоке эвакуация белочехов и японцев окончательно подорвала бы позиции белых, и уже к середине 1920 года над Владивостоком развевался флаг РСФСР.Деникину пришлось бы воевать без импортных танков и самолетов. Возможно, из-за этого для белых штурм Царицына оказался бы менее успешным. Замедлилось бы немного продвижение и на харьковском направлении. Скорее всего, в этих условиях деникинское наступление захлебнулось на подступах к Курску. Контрудар Южного фронта с учетом подкреплений, переброшенных с других фронтов, позволил бы Конармии достигнуть Ростова на пару месяцев раньше. Деморализация среди казаков заставила бы Деникина уже в январе оставить Новороссийск, а возможно - и Крым.Договор с Буллитом создал бы для красных определённые сложности в Прибалтике. О наступлении в Эстонии можно было забыть. Но, с другой стороны, поддержка Родзянко и Юденича была бы затруднена. Скорее всего, без прямой поддержки Антанты эстонское правительство заключило бы мирный договор с РСФСР уже летом 1919 года. В двусмысленном положении оказались бы прогерманские группировки в Латвии. Не исключено, что в новой обстановке Рига осталась бы советским городом.Что касается Польши, то ее правительство постаралось бы добиться максимального расширения своей территории за счет Белоруссии и Украины. Однако в условиях незаинтересованности Антанты в продолжении войны против РСФСР, Варшава согласилась бы на мир уже осенью 1919 года. Советско-польская граница по этому договору могла пройти немного западнее реальной линии 1921 года.Положение в Закавказье под давлением Антанты выглядело бы немного иначе. Можно допустить, что блиц-переворот в Баку повторился бы в мае 1920 года. При этом, Армения и Грузия, остались бы под властью дашнаков и меньшевиков. Правда, если бы правительство Армении решилось на войну с Турцией, то ей пришлось бы пережить кризис осени 1920 года с тем же исходом. В Средней Азии все шло бы своим чередом.Разумеется, выгоды от более раннего мира сочетались бы с выполнением обязательств по выплате старых долгов странам Антанты или, как выразился Ленин, "уплатой дани". Можно не сомневаться, что Совнарком смог бы поторговаться с президентом Вильсоном в вопросе: "сколько фунтов нашего мяса желаете вы получить?" Наверняка РСФСР пришлось бы уступить Антанте в отношении концессий. Впрочем, подыгрывать большевикам в этом вопросе было бы излишним. Они находили выход и из более сложных положений.