Поддавки. Февраль 1919 года.

Предлагая красным дополнительные возможности в предыдущих эпизодах, можно было ограничиться 1-2 дивизиями. Однако на Западном фронте такие эксперименты были бы малоэффективными. Против растущих польских вооружённых сил нужны были хотя бы ещё две армии. Таких резервов у красных в начале 1919 года не было. Всё, что было возможно, перебрасывалось на Южный и Восточный фронты.18 июля 1919 года И.В.Сталин писал о Западном фронте: "Наши части истрепаны. Резервы их можно использовать через месяц. Противник не хочет ждать. Пилсудский сидит где-то около Молодечно и хвастает предполагаемым занятием Минска. План поляков: занять до Днепра, а потом пустить в ход русские белогвардейские части, предварительно состряпав какое-нибудь русское правительство, вроде правительства Родзянко."И всё-таки в феврале 1919 года у Западной армии РККА был шанс продвинуться до линии Брест - Вильно. Этот рубеж можно было защищать хотя бы до марта. А вот дальше красным пришлось бы отходить. Лучшее, что они могли сделать - это замедлить отступление.В реальности поляки заняли линию Слоним - Пинск 1 марта, а на рубеж Вильно - Лида - Новогрудок - Барановичи вышли 20 апреля. Это сомнительное удовольствие можно было растянуть хотя бы до лета. Не имея в достатке сил для сдерживания польской пехоты, командование РККА могло воспрепятствовать продвижению войск Пилсудского с помощью мобильных групп.Выдвинув на дороги Мосты - Лида - Молодечно, Волковыск - Барановичи - Столбцы, Брест - Барановичи - Слуцк и Кобрин - Пинск - Лунинец по бронепоезду с кавалерийской бригадой, можно было тревожить наступающие войска болезненными ударами.Полупартизанские налеты на польские гарнизоны с последующими отходами, вынудили бы Пилсудского действовать более осмотрительно. В результате таких диверсий поляки вышли к линии Лида - Барановичи - Пинск не в апреле, а в июне. Пилсудскому пришлось отмечать католическую Пасху, не доезжая до Вильно.Следующим этапом обороны стали бы бои за Минск. Оборону столицы Литовско-Белорусской Советской республики военспецы считали нецелесообразной с военной точки зрения. Однако энергичные действия на флангах со стороны Молодечно и Полесья могли удержать поляков вплоть до глубокой осени. В лучшем случае оборона Минска продолжалась бы до ноября, или, по крайней мере, - до октября 1919 года.В зимние месяцы польское наступление приостановилось. Борисов и Бобруйск в этом варианте удалось удержать. Более того, в феврале 1920 года был шанс удержать Мозырь. Для этого не требовалось чрезвычайных усилий. Достаточно было провести нормальную ротацию войск чуть раньше польского наступления, либо даже отказаться на время от вывода 47-й стрелковой дивизии, добавив к ней 57-ю.Угроза со стороны Полесья могла умерить планы Пилсудского в направлении Киева. С другой стороны, подкрепления, полученные Западным фронтом, позволили бы РККА начать наступление с более выгодного рубежа и продвинуться к Варшаве немного раньше реального срока. Конечно, для полного спокойствия, эти мелкие хитрости лучше было дополнить ошибками польского командования, но генштабы в поддавки не играют.

Поддавки. Февраль 1919 года.
Предлагая красным дополнительные возможности в предыдущих эпизодах, можно было ограничиться 1-2 дивизиями. Однако на Западном фронте такие эксперименты были бы малоэффективными. Против растущих польских вооружённых сил нужны были хотя бы ещё две армии. Таких резервов у красных в начале 1919 года не было. Всё, что было возможно, перебрасывалось на Южный и Восточный фронты.18 июля 1919 года И.В.Сталин писал о Западном фронте: "Наши части истрепаны. Резервы их можно использовать через месяц. Противник не хочет ждать. Пилсудский сидит где-то около Молодечно и хвастает предполагаемым занятием Минска. План поляков: занять до Днепра, а потом пустить в ход русские белогвардейские части, предварительно состряпав какое-нибудь русское правительство, вроде правительства Родзянко."И всё-таки в феврале 1919 года у Западной армии РККА был шанс продвинуться до линии Брест - Вильно. Этот рубеж можно было защищать хотя бы до марта. А вот дальше красным пришлось бы отходить. Лучшее, что они могли сделать - это замедлить отступление.В реальности поляки заняли линию Слоним - Пинск 1 марта, а на рубеж Вильно - Лида - Новогрудок - Барановичи вышли 20 апреля. Это сомнительное удовольствие можно было растянуть хотя бы до лета. Не имея в достатке сил для сдерживания польской пехоты, командование РККА могло воспрепятствовать продвижению войск Пилсудского с помощью мобильных групп.Выдвинув на дороги Мосты - Лида - Молодечно, Волковыск - Барановичи - Столбцы, Брест - Барановичи - Слуцк и Кобрин - Пинск - Лунинец по бронепоезду с кавалерийской бригадой, можно было тревожить наступающие войска болезненными ударами.Полупартизанские налеты на польские гарнизоны с последующими отходами, вынудили бы Пилсудского действовать более осмотрительно. В результате таких диверсий поляки вышли к линии Лида - Барановичи - Пинск не в апреле, а в июне. Пилсудскому пришлось отмечать католическую Пасху, не доезжая до Вильно.Следующим этапом обороны стали бы бои за Минск. Оборону столицы Литовско-Белорусской Советской республики военспецы считали нецелесообразной с военной точки зрения. Однако энергичные действия на флангах со стороны Молодечно и Полесья могли удержать поляков вплоть до глубокой осени. В лучшем случае оборона Минска продолжалась бы до ноября, или, по крайней мере, - до октября 1919 года.В зимние месяцы польское наступление приостановилось. Борисов и Бобруйск в этом варианте удалось удержать. Более того, в феврале 1920 года был шанс удержать Мозырь. Для этого не требовалось чрезвычайных усилий. Достаточно было провести нормальную ротацию войск чуть раньше польского наступления, либо даже отказаться на время от вывода 47-й стрелковой дивизии, добавив к ней 57-ю.Угроза со стороны Полесья могла умерить планы Пилсудского в направлении Киева. С другой стороны, подкрепления, полученные Западным фронтом, позволили бы РККА начать наступление с более выгодного рубежа и продвинуться к Варшаве немного раньше реального срока. Конечно, для полного спокойствия, эти мелкие хитрости лучше было дополнить ошибками польского командования, но генштабы в поддавки не играют.