Поддавки. Декабрь 1919 года.

Среди лидеров вооружённых группировок, боровшихся против Советской власти, дольше всех продержался фактический глава Хивинского ханства Мухаммед-Курбан или Джунаид-хан. Он продолжал вылазки на территорию СССР вплоть до 1933 года. К этому времени уцелевшие лидеры белого движения в большинстве довольствовались сочинением мемуаров. Но Джунаид-хан всё ещё рвался к Хиве, надеясь отвоевать потерянную власть.Учитывая, что многие вооружённые группировки в Средней Азии формировались на основе личной преданности эмиру, хану, беку или курбаши, смерть главаря часто приводила к распаду его отрядов. Преемников у таких предводителей чаще всего не было, и не могло быть речи об их безболезненной замене.Мог погибнуть и Джунаид-хан. Возможностей для такого исхода было множество. Разбойника Мухаммед-Курбана до 1918 года могли схватить хивинские власти и обезглавить. Конечно, нашлись бы новые претенденты на высшие посты в Хорезме, но едва ли они оказались бы такими же энергичными.Джунаид-хан мог в 1918-1919 годах пасть жертвой придворных интриг, которые случались и в других странах. Наконец, его могли перехватить красные отряды в декабре 1919 года. Еще один шанс был у РККА 29 февраля 1920 года, когда отряд Джунаид-хана разгромили под Батыр-Кентом.Гибель известного хивинского лидера существенно ослабила бы повстанцев в сентябре 1920 года. Хорезмской республике не понадобился бы мирный договор с басмачами в ноябре 1921 года и амнистия в феврале 1925 года. Не было бы набега на район Ташауза в 1927 году и похода на Герат в 1929 году. Было бы намного спокойнее в Каракумах в 1931-1933 годах.Можно говорить, что по европейским меркам многие из походов Джунаид-хана были авантюрами, не представлявшими серьезной опасности для СССР, но каждый прорыв границы требовал привлечения войск и хозяйственных усилий для преодоления последствий набегов. Чем раньше излечивается болезнь, тем меньше бывает осложнений.

Поддавки. Декабрь 1919 года.
Среди лидеров вооружённых группировок, боровшихся против Советской власти, дольше всех продержался фактический глава Хивинского ханства Мухаммед-Курбан или Джунаид-хан. Он продолжал вылазки на территорию СССР вплоть до 1933 года. К этому времени уцелевшие лидеры белого движения в большинстве довольствовались сочинением мемуаров. Но Джунаид-хан всё ещё рвался к Хиве, надеясь отвоевать потерянную власть.Учитывая, что многие вооружённые группировки в Средней Азии формировались на основе личной преданности эмиру, хану, беку или курбаши, смерть главаря часто приводила к распаду его отрядов. Преемников у таких предводителей чаще всего не было, и не могло быть речи об их безболезненной замене.Мог погибнуть и Джунаид-хан. Возможностей для такого исхода было множество. Разбойника Мухаммед-Курбана до 1918 года могли схватить хивинские власти и обезглавить. Конечно, нашлись бы новые претенденты на высшие посты в Хорезме, но едва ли они оказались бы такими же энергичными.Джунаид-хан мог в 1918-1919 годах пасть жертвой придворных интриг, которые случались и в других странах. Наконец, его могли перехватить красные отряды в декабре 1919 года. Еще один шанс был у РККА 29 февраля 1920 года, когда отряд Джунаид-хана разгромили под Батыр-Кентом.Гибель известного хивинского лидера существенно ослабила бы повстанцев в сентябре 1920 года. Хорезмской республике не понадобился бы мирный договор с басмачами в ноябре 1921 года и амнистия в феврале 1925 года. Не было бы набега на район Ташауза в 1927 году и похода на Герат в 1929 году. Было бы намного спокойнее в Каракумах в 1931-1933 годах.Можно говорить, что по европейским меркам многие из походов Джунаид-хана были авантюрами, не представлявшими серьезной опасности для СССР, но каждый прорыв границы требовал привлечения войск и хозяйственных усилий для преодоления последствий набегов. Чем раньше излечивается болезнь, тем меньше бывает осложнений.