Из воспоминаний академика Н.А. Майсуряна (3). Паломники в святую Германию :)

Продолжая тему воспоминаний Н.А. Майсуряна. Мне пересказывали, не знаю уж, насколько точно, такой его рассказ. В гимназические годы — естественно, до начала Великой войны 1914 года, как тогда её называли — он каждый год на каникулы ездил с друзьями отдохнуть в Германию. И как-то раз чиновник, оформлявший им документы, благожелательно спросил: а знаете ли вы, господа, какие льготы положены при подобных поездках тем, кто направляется не куда-нибудь, а в Святую Землю, в качестве паломников в Иерусалим, ко Гробу Господню? Наши юные путешественники были таким вопросом смущены и озадачены и с некоторой долей растерянности отвечали: да, но ведь мы едем не в Палестину, а в Германию! Ну, продолжал развивать свою мысль доброжелательный чиновник, вы ведь, положим, можете написать, что едете в Святую Землю. А до Святой Земли и не доехать, в силу обстоятельств! Остановиться где-нибудь на полдороги, к примеру, в Германии, а там и повернуть обратно. Кто это будет проверять? А в Святую Землю уж в следующий раз непременно.После этого мой дедушка и его друзья так и делали: писали, что едут паломниками по святым местам, в Палестину, но до Палестины так ни разу и не добрались. Эти их «паломничества в Иерусалим» продолжалось вплоть до июля 1914 года... Чем-то они напоминали средневековые рыцарские поиски Святого Грааля, о которых в своё время писал насмешник Марк Твен: «Все наши ребята время от времени отправлялись к Святому Граалю. Это путешествие занимало несколько лет. Уехав, они долго блуждали, плутая самым добросовестным образом, так как никто толком не знал, где находится этот Святой Грааль. Мне думается, они в глубине души и не надеялись найти его и, если бы наткнулись случайно, не знали бы, что с ним делать». Кстати, у деда было ещё дореволюционное собрание сочинений Марка Твена, издательства Сойкина 1911 года, вот такое:А эта коллекция меню из архива дедушки с пассажирского судна «Therapia» летом 1910 года, насколько я понимаю, как раз и относится к одной из таких его поездок «к святому Граалю». На меня эти меню, когда я их рассматривал ещё в советское время, производили довольно сильное впечатление (их на самом деле примерно втрое больше, чем приведено ниже). К тому времени я уже прочитал «На Западном фронте без перемен» Эриха Ремарка, и примерно представлял себе всю глубину, зловонность и кровавость ямы, в которую летом 1914 года ухнул весь этот невероятно уютный, комфортабельный, продуманный до мельчайших мелочей европейский мирок. Где к каждому следующему обеду на одном и том же судне подавали для «чистой публики» новое художественно выполненное изящное меню — прямо-таки целое произведение полиграфического искусства. Мог ли такой мир не ухнуть в эту самую яму, подробно описанную позднее Ремарком? Не мог, никак не мог! Вчитавшись, при желании это можно увидеть на тех же самых меню, где среди блюд фигурировал, между прочим, «суп Марии Антуанетты». Через их красивые строчки и аккуратные картинки так и проступает там и сям библейское «Мене, мене, текел, фарес». Так что эта небольшая коллекция неизменно вызывала у меня содрогание, а «Therapia» живо представлялась чем-то вроде разновидности «Титаника»...

Из воспоминаний академика Н.А. Майсуряна (3). Паломники в святую Германию :)
Продолжая тему воспоминаний Н.А. Майсуряна. Мне пересказывали, не знаю уж, насколько точно, такой его рассказ. В гимназические годы — естественно, до начала Великой войны 1914 года, как тогда её называли — он каждый год на каникулы ездил с друзьями отдохнуть в Германию. И как-то раз чиновник, оформлявший им документы, благожелательно спросил: а знаете ли вы, господа, какие льготы положены при подобных поездках тем, кто направляется не куда-нибудь, а в Святую Землю, в качестве паломников в Иерусалим, ко Гробу Господню? Наши юные путешественники были таким вопросом смущены и озадачены и с некоторой долей растерянности отвечали: да, но ведь мы едем не в Палестину, а в Германию! Ну, продолжал развивать свою мысль доброжелательный чиновник, вы ведь, положим, можете написать, что едете в Святую Землю. А до Святой Земли и не доехать, в силу обстоятельств! Остановиться где-нибудь на полдороги, к примеру, в Германии, а там и повернуть обратно. Кто это будет проверять? А в Святую Землю уж в следующий раз непременно.После этого мой дедушка и его друзья так и делали: писали, что едут паломниками по святым местам, в Палестину, но до Палестины так ни разу и не добрались. Эти их «паломничества в Иерусалим» продолжалось вплоть до июля 1914 года... Чем-то они напоминали средневековые рыцарские поиски Святого Грааля, о которых в своё время писал насмешник Марк Твен: «Все наши ребята время от времени отправлялись к Святому Граалю. Это путешествие занимало несколько лет. Уехав, они долго блуждали, плутая самым добросовестным образом, так как никто толком не знал, где находится этот Святой Грааль. Мне думается, они в глубине души и не надеялись найти его и, если бы наткнулись случайно, не знали бы, что с ним делать». Кстати, у деда было ещё дореволюционное собрание сочинений Марка Твена, издательства Сойкина 1911 года, вот такое:А эта коллекция меню из архива дедушки с пассажирского судна «Therapia» летом 1910 года, насколько я понимаю, как раз и относится к одной из таких его поездок «к святому Граалю». На меня эти меню, когда я их рассматривал ещё в советское время, производили довольно сильное впечатление (их на самом деле примерно втрое больше, чем приведено ниже). К тому времени я уже прочитал «На Западном фронте без перемен» Эриха Ремарка, и примерно представлял себе всю глубину, зловонность и кровавость ямы, в которую летом 1914 года ухнул весь этот невероятно уютный, комфортабельный, продуманный до мельчайших мелочей европейский мирок. Где к каждому следующему обеду на одном и том же судне подавали для «чистой публики» новое художественно выполненное изящное меню — прямо-таки целое произведение полиграфического искусства. Мог ли такой мир не ухнуть в эту самую яму, подробно описанную позднее Ремарком? Не мог, никак не мог! Вчитавшись, при желании это можно увидеть на тех же самых меню, где среди блюд фигурировал, между прочим, «суп Марии Антуанетты». Через их красивые строчки и аккуратные картинки так и проступает там и сям библейское «Мене, мене, текел, фарес». Так что эта небольшая коллекция неизменно вызывала у меня содрогание, а «Therapia» живо представлялась чем-то вроде разновидности «Титаника»...