Ещё один мемориал от Мединского-Маннергейма

Из новостей: 3 декабря экс-президент России Дмитрий Медведев открыл в Петербурге мемориал, посвящённый 100-летию Кронштадтского восстания. Д. Медведев заявил: «Мемориал, который мы сегодня открываем, имеет особую историю и особое значение для нашей страны. Он создан в память жертв Кронштадтского восстания. О Кронштадтском восстании на протяжении десятилетий было не принято говорить всю правду. Эти события были покрыты завесой молчания. Историческую справедливость мы восстанавливаем спустя десятилетия». Памятник установлен печально известным Российским военно-историческим обществом (РВИО) — аналогом Института нацпамяти имени Джорджа Оруэлла на Украине, во главе с Владимиром Мединским. Выступая на открытии, он напомнил об указе Ельцина 1994 года, который реабилитировал участников восстания и назвал происходящее «примирением со своей историей».Завесой молчания, говорите? Вообще-то Кронштадт изучали на уроках истории в школе, но, может быть, Дмитрий Анатольевич прогулял этот урок. А ещё в советских школах учили стихи Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки», где были строки:Нас водила молодостьВ сабельный поход,Нас бросала молодостьНа кронштадтский лед.Как-то это плохо вяжется с идеей «завесы молчания». Это не молчание, а нечто иное... Ну, да ладно. Тут важнее другое. Автор этих строк писал в дни, когда отмечалась сотая годовщина восстания, что оно было никакой не «третьей революцией», как его пытались изобразить сами мятежники, а типичной контрреволюцией, Термидором, как назвал его Ленин. Сейчас это лишний раз подтвердили такие авторитетные люди, как г-н Мединский-Маннергейм и Дмитрий Анатольевич Медведев... Верим им, верим! Спасибо! Чтобы никто не сомневался, куда и к чему вёл Кронштадт-1921. А вёл он прямёхонько сюда, в наши дни...Белый контр-адмирал В.К. Пилкин описывал в своём послании генералу Юденичу, как в восставший Кронштадт ездила делегация белогвардейских офицеров: «Они рассказывают, что их встречали со слезами. Многие говорили, не стесняясь, при всех, что глубоко раскаиваются о содеянном. Председатель Рев. Комитета Петриченко (писарь с «Петропавловска») всё время старался дать понять приехавшей в Кронштадт из Гельсингфорса делегации, чтобы не обращали большого внимания на пункты Кронштадтской декларации, якобы наспех составленной и переделывать которую теперь будто бы не время... Но, конечно, эта болезнь слов доказывает, что не очень, значит, ещё приспичило. Вот, когда Царя будут требовать, тогда будет ясно, что дальше жить в Совдепии действительно невозможно». Что ж, теперь дозрели и до Царя...А ещё говорите, «примирение с историей»? Как мило.Вот только будет ли г-н Медведев так же почтительно преклонять голову перед жертвами, например, Декабрьского восстания на Красной Пресне 1905 года? Ох, едва ли. Или — с царями, великими князьями, белыми генералами, на крайний случай — кронштадтскими мятежниками примиряются охотно, а вот с красными революционерами — ни-ни. Какое-то одностороннее выходит «примирение с историей», не находите?Владимир Козлинский (1891—1967). Плакат «Кронштадтская карта бита!» из серии «Окна РОСТа». 1921 год. Любопытно, что автор плаката родился в Кронштадте, в семье морского офицераВладимир Маяковской. Плакат «Эй, не верь ему», посвящённый Кронштадтскому восстанию. Из серии «Окна РОСТа». Март 1921

Ещё один мемориал от Мединского-Маннергейма
Из новостей: 3 декабря экс-президент России Дмитрий Медведев открыл в Петербурге мемориал, посвящённый 100-летию Кронштадтского восстания. Д. Медведев заявил: «Мемориал, который мы сегодня открываем, имеет особую историю и особое значение для нашей страны. Он создан в память жертв Кронштадтского восстания. О Кронштадтском восстании на протяжении десятилетий было не принято говорить всю правду. Эти события были покрыты завесой молчания. Историческую справедливость мы восстанавливаем спустя десятилетия». Памятник установлен печально известным Российским военно-историческим обществом (РВИО) — аналогом Института нацпамяти имени Джорджа Оруэлла на Украине, во главе с Владимиром Мединским. Выступая на открытии, он напомнил об указе Ельцина 1994 года, который реабилитировал участников восстания и назвал происходящее «примирением со своей историей».Завесой молчания, говорите? Вообще-то Кронштадт изучали на уроках истории в школе, но, может быть, Дмитрий Анатольевич прогулял этот урок. А ещё в советских школах учили стихи Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки», где были строки:Нас водила молодостьВ сабельный поход,Нас бросала молодостьНа кронштадтский лед.Как-то это плохо вяжется с идеей «завесы молчания». Это не молчание, а нечто иное... Ну, да ладно. Тут важнее другое. Автор этих строк писал в дни, когда отмечалась сотая годовщина восстания, что оно было никакой не «третьей революцией», как его пытались изобразить сами мятежники, а типичной контрреволюцией, Термидором, как назвал его Ленин. Сейчас это лишний раз подтвердили такие авторитетные люди, как г-н Мединский-Маннергейм и Дмитрий Анатольевич Медведев... Верим им, верим! Спасибо! Чтобы никто не сомневался, куда и к чему вёл Кронштадт-1921. А вёл он прямёхонько сюда, в наши дни...Белый контр-адмирал В.К. Пилкин описывал в своём послании генералу Юденичу, как в восставший Кронштадт ездила делегация белогвардейских офицеров: «Они рассказывают, что их встречали со слезами. Многие говорили, не стесняясь, при всех, что глубоко раскаиваются о содеянном. Председатель Рев. Комитета Петриченко (писарь с «Петропавловска») всё время старался дать понять приехавшей в Кронштадт из Гельсингфорса делегации, чтобы не обращали большого внимания на пункты Кронштадтской декларации, якобы наспех составленной и переделывать которую теперь будто бы не время... Но, конечно, эта болезнь слов доказывает, что не очень, значит, ещё приспичило. Вот, когда Царя будут требовать, тогда будет ясно, что дальше жить в Совдепии действительно невозможно». Что ж, теперь дозрели и до Царя...А ещё говорите, «примирение с историей»? Как мило.Вот только будет ли г-н Медведев так же почтительно преклонять голову перед жертвами, например, Декабрьского восстания на Красной Пресне 1905 года? Ох, едва ли. Или — с царями, великими князьями, белыми генералами, на крайний случай — кронштадтскими мятежниками примиряются охотно, а вот с красными революционерами — ни-ни. Какое-то одностороннее выходит «примирение с историей», не находите?Владимир Козлинский (1891—1967). Плакат «Кронштадтская карта бита!» из серии «Окна РОСТа». 1921 год. Любопытно, что автор плаката родился в Кронштадте, в семье морского офицераВладимир Маяковской. Плакат «Эй, не верь ему», посвящённый Кронштадтскому восстанию. Из серии «Окна РОСТа». Март 1921